Классические школы Италии от XIX века до наших дней

Исследование преподавателя Московской духовной академии, аспиранта ПСТГУ Романа Соловьева:

Классическое образование было и остается наиболее действенным не только в плане знаний, но и с точки зрения профессиональных и социальных перспектив в итальянском обществе.

В Католическом университете в Милане, где мне довелось пообщаться со студентами и преподавателями. Меня заинтересовало то, что студенты приходили в университет не после школы, а после лицея. Одни закончили Научный лицей (liceo scientifico), другие – Классический (liceo classico), кто-то был выпускником Лингвистического лицея (liceo linguistico), а кто-то – Артистического (liceo artistico). Оказалось, что встретил я выпускников далеко не всех школ: мне не привелось познакомиться с выпускниками музыкального (liceo musicale) или танцевального лицея (liceo coreutico), со студентами, окончившими Европейский международный лицей (Liceo Europeo Internazionale), гуманитарный лицей (Liceo Scienze Umane) или же лицей художественный (Liceo Artistico). Но почти половина 19-тилетних итальянских граждан (45%) не попадает в эту категорию: они – выпускники различных технических лицеев и профессиональных институтов.

Все эти ребята учились по системе 5 лет +3 года +5 лет = 13 лет. Во время учебы школу меняют как минимум трижды: начальная школа (scuola elementare), средняя школа (scuola media) и лицей (liceo). В конце обучения выпускной экзамен, некий аналог российского ЕГЭ (esame di maturità) После — университет. Те, кто не хотят учиться в университете, идут или в профессиональную школу (scuola professionale), где они, к примеру, могут стать электриком, механиком или автослесарем, или даже в специальные школы гостиничного сервиса (scuola alberghiere), где можно стать поваром, барменом или метрдотелем. Чтобы понять, откуда возникло такое обилие разнообразных «старших школ», обратимся к истории формирования и реформирования классической гимназии в Италии, от которой и отпочковались почти все вышеперечисленные школы.

Несмотря на то, что средние школы в Италии были уже в эпоху Наполеона, согласно реформе которого классическая гимназия была противопоставлена католическому образованию, все исследователи считают именно 1859 г. годом рождения современного итальянского классического образования, когда, в соответствии с законом министра образования Габриэло Казати, в Сардинском королевстве была сформирована «гимназия-лицей» (ginnasio-liceo), в которую можно было поступить, имея обязательное начальное образование. В 1861 г. с объединением Италии этот закон распространился на всю страну. Закон этот был вдохновлен прусской образовательной моделью, т. е. элитарной концепцией образования, где достаточно мало внимания уделялось начальному образованию. Не случайно закон начался с регулирования полномочий каждого органа власти касательно образования, затем речь шла о высшем образовании, далее рассматривались гимназия и лицей, затем технические школы и институты, заканчивался закон регулированием начального образования.

Начальное образование разделялось на два цикла: нижний, обязательный и бесплатный для всех, длившийся лишь два года, и высший в городах с населением не менее 4000 человек.

За начальным образованием следовало среднее классическое образование. Оно разделялось на гимназию (пять лет обучения) и лицей (три года обучения). Гимназии находились в каждом центре провинции и осуществлялось за счет государства и муниципалитета. При поступлении в гимназию дети сдавали вступительные экзамены по всем предметам начальной школы.

Параллельно с гимназией лицеем существовало и среднее техническое образование, которое длилось шесть лет, делилось над две ступени по три года: техническая школа и технический институт, и было бесплатным. Если выпускник классического лицея имел возможность поступить на любой факультет университета, то для человека со средним техническим образованием путь в университет был закрыт. Исключением были лишь самые сильные учащиеся физико-математического профиля в техническом институте, которым предоставлялось право поступления на факультет математических, физических и естественных наук. Выпускники коммерческо-административного профиля, наряду с агрономическим и химическим, права поступления в университет не имели.

Учебная программа гимназии основывалась непосредственно на схоластической традиции тривиума (грамматика, риторика, диалектика), отчего наибольший акцент был на гуманитарных дисциплинах, так что в первые годы обучения в гимназии только итальянский язык и латынь занимали три пятых от общего количества учебных часов. В соответствии с законом Казати, средняя школа была задумана для обучения будущих правящих классов, поэтому в программах не предусматривалось каких-либо утилитарных целей. Введение греческого языка, по наблюдению филолога-классика Федерико Канделло, было продиктовано антиклерикальными настроениями эпохи, где гимназия создавалась как оппозиция иезуитским школам с их латинским образованием. Таким образом, введение греческого языка было как бы протестантской немецкой прививкой в итальянское образование. В католических школах было недостаточно преподавателей греческого языка, так что введение греческого как обязательной дисциплины нанесло удар по католическим школам и было шагом в сторону секуляризации итальянского общества.

Итак, классическая школа стала основой образования. Вот, к примеру, вырезка из итальянской газеты за 21 апреля 1865 г. Новизну и новаторство итальянской общеобразовательной школы стремились подчеркнуть, присваивая гимназиям имена выдающихся итальянцев эпохи Возрождения, гуманистов и политических деятелей. Школы носили имена начиная от Данте и кончая современными учеными не старше Данте. Классическая школа была призвана стать в авангарде общества. Школам эпохи объединения Италии не присваивали имен античных философов и ученых, Вергилия, например, или Эмпедокла, такие имена появляются у школ лишь в фашистскую эпоху и позже. C 1861/62 учебного года по 1903/04 гг. наблюдается экспоненциальный рост числа учащихся средних школ: так, в 1861/62 гг. было лишь 16 тысяч учеников, а в 1903/04 – уже 101 тысяча. Так, известный итальянский социолог  Маурицио Барбальи характеризует итальянское образование этаким монстром с огромной головой и туловищем и двумя невероятно маленькими ногами[1].

Приведем типовой учебный план гимназии и лицея:

Система среднего образования оставалась практически неизменной до 1923 года. Четырежды (в 1867, 1884, 1888, 1892) незначительно корректировались часы, выделяемые на дисциплины. Изучение иностранного языка (обязательный французский) было введено лишь в 1892 г. с третьего по пятый класс гимназии. В 1911 г. по инициативе министра образования Луиджи Кредаро на базе отдельных школ вместо греческого языка вводилось усиленная математика или иностранный язык. Эти школы получили название «современный лицей», и просуществовали лишь до 1923 года, когда была осуществлена первая серьезная реформа среднего образования.

Реформу начал итальянский философ-неоидеалист, по совместительству министр образования Джованни Джентиле. Вдохновленный гуманистическими идеалами образования, Джентиле полагал, что лишь предметы гуманитарного плана (языки, литература, история) действительно формируют будущую элиту, поэтому, подчеркивая первичность классического образования, Джентиле восстановил порядок, по которому лишь обладатели аттестата о классическом образовании поступали на любой факультет. Выпускники научного лицея, образованного на базе опытов с современным лицеем в 10-е гг. XX в., также получали право поступления в университет, за исключением лишь филолого-философского и юридического факультетов. Это ограничение было весьма значительным: лишь обладая юридическим образованием можно было стать политиком и парламентарием.

В самой классической гимназии вводились новые экзамены: сложный вступительный экзамен в гимназию, далее экзамены между 3-м и 4- классами, между 5-м классом гимназии и 1-м классом лицея, и, наконец, сложный государственный выпускной экзамен. Увеличилось количество часов на итальянский язык, а также литературу и философию, которые изучали в историческом ключе.

В рамках своей элитаристской реформы Джентили планировал на треть сократить количество учеников в лицее. И действительно, за два года число учеников уменьшилось на 40 процентов

Следующая реформа была в 1940 г., когда Джузеппе Боттай вместо предыдущих различных типов средней школы сформировал единую трехлетнюю среднюю школу. Сюда вошли три первых класса гимназии. 9 Лицей теперь длился не три, а пять лет, причем сохранялась старая нумерация классов: первые два года были четвертыми и пятым классом гимназии, за которыми следовали три года лицея). Незначительно изменялась расчасовка дисциплин, история и география стали двумя отдельными дисциплинами. Значительным недостатком лицея было то, что иностранный язык преподавался лишь первых два года (IV и V классы гимназии), что стало меняться лишь в девяностые годы с введением экспериментальных программ.

В послевоенные годы количество студентов в научном лицее стало увеличиваться, а когда в 1969 г. поступление в университет было упрощено (все лицеи с пятилетним обучением стали давать право поступления на любой факультет), количество учеников в научном лицее стало в два раза больше, чем в классическом. В тот же год началась экспериментальная реформа, сильно упрощающая выпускные экзамены. По проекту, реформа должна была рассчитана на один год, но продлилась до 1997 г.

В 2010 г. была последняя реформа Мариястеллы Гелмини. Результаты экспериментов девяностых годов с увеличением часов на отдельные предметы: математику, иностранный язык, историю искусств, биологию и т.д. легли в основу новой учебной программы классической средней школы, действующей с 1 сентября 2010 года. Изменения затронули иностранный язык: теперь его изучают на протяжение всех пяти лет, один из неязыковых предметов должен преподаваться на иностранном языке. В отличие от других лицеев на историю и философию выделяется не два, а три часа в неделю. Первых два года физика и история искусств не преподается. Но в целом нынешний план не сильно отличается от старого учебного плана 1952 г. В наше время классическая средняя школа имеет следующее типовое расписание:

Основными предметами являются латынь и древнегреческий. В других лицеях (лингвистическом, научном) латинский язык преподается первые два года. Древнегреческий язык преподается только в классическом лицее. Первые два года лицеисты изучают грамматику (морфологию и синтаксис), последующие три года отведены под изучение греческой и латинской литературы.

Трудности классической школы в Италии

Как было показано, современную школу характеризует наличие множества учебных траекторий, которое должно было бы давать равные права всем учащимся, но на деле ситуация оказывается гораздо более сложной. Существует множество лицеев, среди которых классический лицей – лишь один из вариантов, причем далеко не самый востребованный. В настоящее время очень популярными стали системы рейтингов лицеев и школ, которые в зависимости от твоих предпочтений (продолжать учебу в университете или получить рабочую профессию) помогает определиться с будущей школой.

Так, одним из самых популярных является сайт Eduscopio, создатели которого проанализировали опыт работы более чем 7300 школ (показатели 1.255.000 выпускников), на основе чего они составили рейтинг качества образования. Так, пользователь может сравнить показатели школ в радиусе 30 километров от своего дома (среди показателей, к примеру, средний бал в университете, а также количество кредитов, получаемых студентов за семестр). Последняя колонка показывает процент учащихся, которые осваивают весь курс лицея. Эти рейтинги, в свою очередь, влияют на зарплаты преподавателей внутри школ и лицеев, эффективные менеджеры которых заинтересованы в повышении успеваемости учащихся, а также в рамках тех или иных бонусов привлечении новых учеников-клиентов.

Прежде всего, это малое число учеников классических лицеев, которое с каждым годом сокращается. Напомню, что из всех учеников, которых на 2019 г. насчитывалось 2.635.582 человек, учатся в классическом лицее лишь 150.084 человека, т.е.6,8 процентов, что меньше числа учащихся в научном лицее в три раза. Вполне очевидно, что все выпускники классического лицея не станут 150000 филологов классиков, а продолжают учебу на многих других специальностях.

В Италии не утихают дебаты о пользе классического образования, и его сторонники, устав от бесконечных нападок, часто выбирают тактику восхваления бесполезности классического образования. Хорошо, говорят они, мы не нужны и бесполезны. Но в том и красота классического образования, что оно ни для чего не полезно, оно нужно само для себя. Эта логика прослеживается в недавно вышедших и довольно известных книгах в защиту классического образования. Так, уже в 1989 г. философ Плачидо пишет: может быть […], что набивший оскомину вопрос «в чем польза?» (что хорошего в латыни, что хорошего в греческом?) на самом деле ошибочен. Потому что многие, бесчисленные вещи этого мира бесполезны. И действительно, для чего нужен цветок? Зачем нам закат? — и все же они облагораживают жизнь. Есть те, кто даже утверждает, что все прекрасное в этом мире парадоксально бесполезно (Б. Плачидо, 1989).

Однако если мы представим такую школу, которая учит вещам совершенно бесполезным, то перед нами ничто иное, как школа для элиты, ученики которой имеют возможность посвящать свое время бесполезному.

Несмотря на потребность развивающейся экономики в рабочих руках, люди стремятся дать своим детям среднее образование в Лицее, что среди затянувшегося кризиса должно открыть им путь по социальной лестнице. Нужно, однако, посмотреть, в чем заключаются преимущества учеников того или иного лицея. Довольны ли сами школьники своим выбором? В докладе AlmaDiploma 2016 г. на основании опроса более 40000 выпускников, уже после последней реформы, поражает неудовлетворенность опрашиваемых своим выбором школы: 47 процентов. Как и ожидалось, недовольство меньше в классическом лицее (но тоже не маленькое – 36 процентов), в научном лицее – 41 процент, тогда как в профессиональных школах и новообразованных лицеях уровень недовольства превышает 50 процентов (так, в музыкально-танцевальном лицее недовольство доходит до 62 процентов!).

Еще в 30-х годах итальянский философ и политический деятель Антонио Грамши замечал, что создание научного лицея, первоначально задумывавшегося как школа minori iuris, для тех, кто не способен освоить программу классической гимназии, на самом деле способствует не демократизации общества, а затвердеванию социальных классов и невозможности роста[2].

Под видом доступности образования подростки обладают широким выбором специальностей, и широкими возможностями. Однако, если посмотреть на национальный реестр студентов, то лишь 23,8% — из технических институтов, а из профессиональных школ – лишь 6,6%. Трудно поверить, что тот, кто провалился на экзаменах в вузе, будет встречен на рынке труда с распростертыми объятиями.

Если посмотреть на данные, предоставленные социологическим центром La Fondazione Agnelli, то можно увидеть неутешительную статистику. Лицеи оцениваются по успеху в дальнейшей жизни выпускников. Соответственно, нам интересен академический успех выпускников. Он измеряется по двум показателям: опоздание с записью в университет, что ничего не доказывает, и отчисление в первый год учебы в Университете. Так, выпускники классического лицея проваливаются в университете в 18,42 %, в случае научного лицея уже имеем 20,8%, а с лингвистическим лицеем число увеличивается — 34,7%, выпускники гуманитарного лицея проваливаются еще чаще – 44, 3% (на юге Италии проваливаются в университете уже половина выпускников).

Можно сделать вывод, что перед нами далеко не равносильные лицеи, которые дают совсем не равные, как обещалось, возможности своим выпускникам. Обширность возможностей косвенным образом можно увидеть и из того, что выпускники лицея продолжают учебу не по своей специализации.

Лицей призван давать полное среднее образование, дающее доступ на любой факультет. Из выпускников классического лицея учатся не по специальности от 36 до 46 процентов (физика, математика, информатика, биология и т.д.), тогда как лишь 19-21 % выпускников научного лицея выбирают отличные от естественно-научной специальности, это если не учитывать еще более урезанную область научного лицея: после лицея прикладных наук не по предполагаемой траектории идут лишь 14-15% выпускников.

С этой точки зрения классический лицей дает ученику больше возможностей: ему в 13-14 лет не приходится делать выбор, который определит всю последующую жизнь. Классический лицей таким образом остается в Италии наиболее эффективным способом подъема по социальной лестнице, той школой, которая открывает перед молодым человеком перспективы роста не зависимо от его социального положения.


[1] Barbagli, M. Disoccupazione intellettuale e sistema scolastico in Italia (1859-1973). Bologna: Il Mulino, 1978. Cap. III, Bologna. P. 112.

[2] Gramsci A. Quaderni del carcere. Torino: Einaudi, 1975. Vol. III. Quaderno 12. § 2. P. 1547.