Научное и религиозное мировоззрение: противоречие или синтез?

Наиболее сложный вопрос воспитания ребенка в школе, где религиозное мировоззрение является обязательным условием обучения, – это возможность сосуществования в сознании человека и религиозных, и научных взглядов. Казалось бы, взрослые верующие люди довольно легко справляются с этой проблемой, но это не совсем так, когда дело касается сознания ребенка. Здесь не подойдет принцип «разделения времени»: когда мы в храме – мы верующие, когда мы занимаемся наукой – мы стоим на строго научных позициях, где нет места Богу. Такой принцип совершенно неприемлем для сознания ребенка, да и любого, хоть сколько-нибудь последовательного в своих взглядах человека. Необходимо выработать некий совершенно ясный принцип, который позволил бы этим противоположным на первый взгляд картинам мира уживаться в сознании одного человека, не приводя к раздвоению личности.

Начнем с простого, с религиозного мировоззрения. Картина мира верующего человека построена на безоговорочном признании факта бытия Божия, на вере в Бога, которая по существу не требует доказательств, проверки. Более того подобная проверка совершенно невозможна в силу того, что Бог невидим и непознаваем, не находится во времени или пространстве.

И тем не менее верующие люди довольно многое знают о Боге из записанного и незаписанного откровения, которое дает Сам Бог. Бог не желает, чтобы верующие в Него оставались в неведении и сообщает нам очень многое, позволяющее нам иметь довольно понятную картину мира, хотя в ее основе находится совершенно непознаваемое Существо. Мы обладаем определенными сведениями о сотворении мира за шесть дней творения, о сотворении человека, его пребывании в Раю, грехопадении и жизни вне Рая, где родились все мы. Знаем мы и о длительном ожидании Спасителя, о Его рождении, жизни, учении и Крестной Смерти, ставшей единственным и универсальным средством нашего спасения, возрождения и совершенного избавления от греха и смерти.

Эта картина мира позволяет верующему человеку правильно осознавать свое место в мире, видеть смысл и цель жизни, не отчаиваться при неудачах, радоваться даже небольшим успехам, направлять усилия на главное, не размениваясь на неважные мелочи.

Но при всех очевидных преимуществах религиозного мировоззрения, основанного на вере в Бога, Священном Предании и Священном Писании, мы не можем ограничиться лишь им, упорно отворачиваясь от накопленных человечеством знаний, проистекающих из природной склонности человека к самопознанию и познанию мира, в котором он находится.

Вот здесь мы и подходим к необходимости формирования у ребенка научного мировоззрения, которое по возможности не перечеркивало бы все вышесказанное, а напротив, наполняло бы уже сложившуюся правильную картину мира важными деталями, элементами, о которых в силу объективных причин умалчивают Священное Предание и Священное Писание, но громко вопиет само мироздание, которое тоже является важнейшим свидетельством о Творце, подобно тому как картина свидетельствует о художнике, текст о его авторе, музыка о композиторе.

Законы природы, изучаемые в школе, безусловно свидетельствует о Творце природы и ее законов. И свидетельствуют они не столь прямолинейно, как текст катехизиса или пособия по Закону Божию. Изучая бесконечно сложную вселенную, состоящую из неживой и живой материи, познание которых, хотя и сильно продвинулось, совершенно не в состоянии открыть все тайны их возникновения, развития и функционирования. Новые открытия раздвигают горизонты знания, но они же раздвигают и горизонты непознанного. Нет и не может быть какой-то окончательно сформированной научной картины мира именно в силу того, что научное познание мира никогда не останавливается, движется, отвергая неудачные предположения и формируя новые, пока не противоречащие существующим данным.

Но несмотря на этот факт, мы можем сформулировать некие основы научного мировоззрения, способного приводить нас к Истине с большой буквы, которая в своем максимальном выражении равна Богу. Научные знания всегда можно проверить в ходе эксперимента или наблюдения. Именно такие знания приближают нас к Богу, Творцу мира и человека. От этих знаний кардинально отличаются теории, которые невозможно проверить и которые пытаются выходить из свойственного науке круга вопросов, подменяя собой религиозные взгляды.

Это теория «Большого взрыва», теория о происхождении жизни из неживой материи, теория эволюции. Все эти теории носят скорее идеологический, чем познавательный характер. Надежных доказательств этих концепций нет, да и не может быть. Слабость аргументов подменяется практически религиозной верой в истинность этих достаточно сомнительных теорий. Было бы странным, если бы мы не стали знакомить детей с этими взглядами.

Но очень важно, как мы их прокомментируем, какой мировоззренческий результат последует у детей после знакомства с этими достижениями науки. Если учитель ясно объяснит отличие доказанных, проверяемых законов природы от теорий, проверка которых не возможна в принципе, он сформирует в сознании ребенка именно ту картину мира, о которой шла речь выше: религиозное мировоззрение, дополненное современными научными знаниями, которые лишь подкрепляют, спаивают вечные истины с окружающим миром.

Если же мы подадим эти теории как альтернативу религиозному мировоззрению с комментарием: «а теперь, детки, разбирайтесь сами, кому что ближе», то мы потеряем детей, ввергнем их в пучину сомнений из которой нет выхода в силу того, что вера во «взрыв» и «эволюцию» – это не более чем вера, только основанная на «откровениях» ученых, которые имеют тенденцию регулярно меняться.

В чем же выводы из всего сказанного? Увлечение лишь «естественными» науками, как якобы безошибочными проводниками к истине, достаточно сомнительно, непродуктивно. Об этом достаточно хорошо сказано в романе Тургенева «Отцы и дети». Не менее важно изучать самого человека в его самых высших проявлениях, открывающих в человеке образ Божий и подобие Богу.

Здесь нам помогут философы, историки, авторы эпоса и вообще любых литературных произведений в самом широком понимании. Не стоит пренебрегать огромным наследием христианской письменности, которое было изгнано из школы при советской власти и так и не вернулось по досадной и, надеюсь, бессознательной инерции. Без пристального изучения человека на лучших образцах, накопленных культурой от самой древности и до современности, мы не сформируем из наших учеников достойных людей, способных воспроизводить все лучшее, основываясь на сознательном выборе добра, на сознательном сопротивлении злу.

Иеромонах Тихон (Зимин), директор гимназии преподобного Сергия Радонежского в Сергиевом Посаде